Make your own free website on Tripod.com

АБХАЗСКАЯ ДОРОГА ДОЛЖНА РАБОТАТЬ

У железнодорожников нет разногласий по вопросу открытия абхазкого участка железной дороги.


Перспективы открытия и функционирования абхазкого участка железной дороги Грузии будут обсуждены на трехсторонней встрече, которую планирует провести в сентябре 000 “Грузинская железная дорога”.

Как сообщил Начальник Департамента Грузинской железной дороги Акакий Чхаидзе, для участия во встрече будут приглашены представители Министерства путей сообщения России и абхазкой стороны. Встреча планировалась на конец мая, однако, по словам Чхаидзе, “из-за некоторых неувязок ее пришлось перенести”.

В результате грузиноабхазкого конфликта в 1992 – 1993 годах отрезок железной дороги Грузии от станции Ингури (Зугдидский район Грузии) до Веселого (Краснодарский край России) протяженностью 280 километров перестал функционировать.

По сведениям начальника путевой службы железной дороги Грузии Александра Тодуа, возобновление работы дороги потребует восстановления рухнувшего 150-метрового железнодорожного моста через реку Ингури, 12,5-метрового моста через реку Архи, трех мостов на перегоне Тамыш-Очамчире. Полностью разобрано 1,5 километра полотна на станции Салхино. Ощутимо повреждены пути на станциях Ачигвари, Цкургили и Очамчире. В основном пострадали участки с деревянными шпалами.

По словам Тодуа, за годы после грузино-абхазского конфликта охотники за медью расхитили десятки километров медного провода контактной сети на участке Ингури-Очамчире.

Сухуми пытается самостоятельно задействовать дорогу. Как сообщила начальник государственной компании “Абхазкая железная дорога” Рита Лолуа, местные власти выделили 90 тысяч долларов для ремонтных работ на участке от Очамчире до Ткварчели.

Рита Лолуа сказала, что ранее удалось восстановить участок протяженностью в 154 километра от Очамчире до Псоу, по которому сейчас регулярно осуществляется движение пассажирских и грузовых составов.

Она отметила, что местным железнодорожникам с трудом удается поддерживать функционирование заблокированной дороги. Главной проблемой остается дефицит финансов и комплектующих частей. “Со стороны грузинских железнодорожников было бы жестом доброй воли вернуть нам несколько электричек, как минимум четыре”, сказала она.

Лолуа отметила, что, несмотря на обоюдное желание сторон, решению проблемы мешает ее излишняя политизированность. По ее словам, открытие дороги могло бы стать первым шагом в урегулировании грузино-абхазского конфликта.

В Тбилиси увязывают вопрос восстановления железнодорожного сообщения с решением проблемы возвращения грузинских беженцев в Абхазию.

Абхазская сторона не раз заявляла, что открыта любым инициативам, способствующим возобновлению сквозного движения.

Данный вопрос обсуждался дважды в ходе встреч в Тбилиси в 1997 и 1998 годах на уровне премьер министров, а также дважды в ходе визита официальных грузинских делегаций в Сухуми.

Вопрос возобновления движения по абхазскому участку железной дороги обсуждался в ходе визита в Грузию министра путей сообщения России.

Выражая позицию России, заместитель министра путей сообщения России Александр Касьянов во время майского визита в Тбилиси сказал: “Абхазская проблема – внутреннее дело Грузии. Мы – за полное сотрудничество. Дорога должна работать”. Об отсутствии разногласий во взглядах на эту проблему у железнодорожников России и Грузии говорил и председатель дирекции Совета СНГ по железнодорожному транспорту Анатолий Сиденко.

Активную заинтересованность в разрешении данной проблемы проявляют также Армения и Турция.

В 1994 – 1995 году комиссия в составе абхазских и российских железнодорожников подсчитала, что для полного восстановления абхазского участка железной дороги потребуется до 33 миллионов долларов, однако, в последующие годы сумма ущерба увеличилась.


Наш корр. Римма ШЕВЧЕНКО

ТБИЛИСИ.


Транс Евразия №1 Сентябрь 1999 года